wsn01 (wsn01) wrote,
wsn01
wsn01

Испанский дневник - Camino de Santiago, Лос Аркос - Логроньо: 29,3км



Вчера я впервые задумался, а куда же я иду. Сейчас я был готов идти все оставшиеся 640км. Но проза жизни такова, что надо сходить с маршрута и возвращаться в обычный мир. Я решил идти до Бургоса (не путать с Бургасом). Там вокзал скоростных поездов, которые ходят и до Барселоны.
Вторая неприятность: я попал в «поток» - за четыре дня пути я прошел путь, который советуют пройти за пять.
Сегодня мне не удастся обогнать поток, после Логроньо ближайший приют находится через 11км. То есть переход за день должен быть около 40км – слишком много для меня. То есть мне и сегодня вечером в Логроньо останавливаться с толпой народа – необходимо «гнать», чтобы прийти первым в приют.
Такова задача этого дня.

Пришлось встать еще раньше, в 5.30. На большее, извините меня, я был не способен.

За четыре дня пути у мужчин и женщин походка стала одинаковой: она стала изящной походкой подбитой утки. Так как всё больше было асфальтированных дорог и дорожек, мозоли росли как грибы после дождя. Не был исключением и я, но пока было всё терпимым.

Опять дорога шла по полям и просторам. Городки и деревеньки иногда казались призраками.








Ноги работали и ничто не мешало думать.
Вот посмотрите: я только что перешагнул тропинку муравьев, которая пересекает нашу, человеческую дорожку. В принципе, я это наблюдал много раз.
Для муравьев наша дорожка – это ПРИРОДНОЕ явление. Если эта дорожка существует лет сто, то для них она - неизменна как Солнце, Луна.
Нас они не видят – мы слишком большие для них.
Если только мы сами не остановимся и не приблизим лицо к муравейнику (или, в худшем случае, разрушим его). Они увидят нечто темное в небе над ними и постараются защититься.
И опять, их защита нас вряд ли остановит.
Мы можем подкинуть им яблочный огрызок и они сочтут это за «дар богов».
Где-то я прочитал, что суммарный вес мозга всех муравьев в большом муравейнике приблизительно равен весу мозга человека и у них коллективное мышление.
Так ЧТО они могут думать о нас?
ЧТО мы можем думать о том, что проходит мимо нас. Не то что мы ленивы, а просто физически мы не можем это заметить.

Ладно, не буду загружать слишком. Тем более, что я прошел уже больше 10км и подошел к руинам какой-то церквушки и мобильной кафешке.

Чтобы удовлетворить потребность туристов отметить себя в истории надписью «Здесь был Вася», хозяин кафешки повесил фломастер и тряпочку для записей. Неважно, что он ее потом переворачивает и надпись через пару дней окажется на обратной стороне – все с удовольствием пишут (я тоже). А заодно и кофейку или сока попьют. Если сок достаточно дорогой, то кофе стоит дешево – Евро – полтора. Но не ждите, что это будет нормальный кофе – на уровне «три в одном», хотя от при вас что-то засыпает в кофеварку.







Здесь же стоял этот странный рыжий парень в килте. Мы познакомились. Он оказался немцем и идет Майк из Флоренции. Он не показался мне религиозным – он вообще не говорил о Христе, о покаянии и т.д. Он рассказал, что не ночует в приютах или гостиницах – только в церквях. В церквях же получает деньги или еда на дальнейший путь. Именно его встречал священник, чтобы дать денег и список/телефоны церквей, готовых его принять по дальнейшему маршруту.
А килт Майк носит, потому что прикольно и для вентиляции.
Основной его заботой было то, что кроссовки начали рассыпаться, хотя он их и купил в начале пути.

Пара минут – и я иду дальше, тем более Виана (Viana) не более чем в 5км.
Виана – старинный городок (население 4 тысячи человек) с крепостными стенами. Сам городок располагается на вершине холма и тебе сначала надо залезть вверх, пройти сотню метров по центру, а потом опять спуститься вниз (а спускаться, скажу я вам, иногда трудней чем подниматься).
Итак, подхожу к крепостным стенам города и, Mama mia!, я вижу объявление с портретом Мадре Марты. Сверху я вижу перечень имен, из которых вторым стоит «Марта».
Я начинаю дёргаться и нервничать, достаю фотоаппарат, чтобы сравнить снимок, что у меня есть, с фотографией на объявлении. Видя мою нервозность, сзади меня останавливаются две француженки. Я к ним обратился по-английски:
- Извините, вы знаете испанский?
- Да.
- Вы можете мне точно перевести, что написано в объявлении? Я видел эту женщину дня два-три назад. Она из Италии и шла Камино, и не говорила ни на испанском, ни на английском.
- Здесь написано, что в реке было найдено тело этой женщины и просят обратиться в полицию, кто что-нибудь о ней знает.
- вот смотрите, это же она? (Кадр в фотоаппарате был маленький и нечеткий)
Поднялся сильный шум – обе женщины кричали что-то по-испански, обращаясь к местным. Я понимал только «пилигрим» и «Камино». Так как мы стояли на главной улице города, буквально за минуту собралась небольшая толпа из женщин пожилого возраста, каждая из которых кричала и показывала на меня пальцем. Все пытались рассмотреть снимок и дергали камеру у меня из рук. Хорошо, что камеры у меня висела на ремне на шее – дальше полуметра они ее не могли унести.
Я заслонял рукой объектив, чтобы его не разбили, и крепко держал камеру.
Затем пришел очень представительный мужчина. Во-первых, он был «в меру упитанным», а не щуплым, как большинство испанских мужчин в этом районе.
Во-вторых, он был в сером костюме и галстуке.
А в-третьих, он был в очках и в шляпе.
Он выслушал сразу всех женщин, что-то сказал и женщины стали расходиться.
- Вы поняли, что он сказал? – обратилась ко мне француженка.
- ….
- Он сказал, что это местная женщина. И полиция уже во всем разобралась.

Пройдя десяток метров со мной, француженки зашли в кафе.
Около церкви стояла полицейская машина. Я подошел к ней.
- Доброе утро! Вы говорите по-английски?
- Немного
- Та женщина, что на объявлении…. Похоже, что он уже знал о толпе, которую я собрал.
- Не волнуйтесь, это была местная женщина, и мы во всём разобрались. Спасибо! (его английский был гораздо лучше моего)
- Спасибо





Так что пошел я дальше, думая, а что, собственно говоря, я так переживаю за Мадре Марту?

Сотни лет Камино паломники пытались попасть в Сантьяго побыстрее. Поэтому тропа в течении времени спрямлялась, находились удобные спуски и подъемы.
Испанское правительство (Или местное?) при строительстве автомобильной дороги в этом районе не долго думало и провело дорогу по тропе пилигримов, как наиболее короткую и с минимальным перепадом высот.
И теперь пилигримы вынуждены идти или вдоль дороги, или по тропам, которые тренируют их выносливость, с ничем необъяснимыми спусками и подъемами. Плюс, мостики над дорогой, на которые надо подняться и спуститься.



И вот я в Логроньо (Logroño). И времени всего – половина второго!





В информационном киоске, который стоял при входе в город (у моста) я узнал адреса приютов и решил остановиться в муниципальном приюте, почти в центре города.
Приют открылся в час дня, но придя туда, я увидел очередь человек в 10-15 для оформления проживания. И был очевидный ажиотаж в поселении.
На стенке регистрационного стола были закреплены два объявления крупными буквами:
«Мы – добровольцы» и «Обувь снимать здесь! Запрещен проход в обуви за эту дверь!»
- Что случилось? – спросил я у стоящего позади меня юноши.
- У местных какой-то праздник. Все приюты, пенсионы и гостиницы переполнены.
- Как тебя звать?
- А ты что меня не помнишь? Мы с тобой знакомились в мобильном кафе. Там еще австралийки были.
Я изо всех сил напрягаю память и вспоминаю молодого человека в черных очках, который сидел с нами за столом.
- Ты был в черных очках – попробуй тебя сейчас узнай!
- Шон, - представился он, я из США, Иллинойс.
- Учишься? Работаешь?
- Закончил на бакалавра по промышленной архитектуре. Теперь надо куда-нибудь устроиться поработать, чтобы заработать денег на магистра. Но работы нет нигде.

Подошла наша очередь. Я попал на последнюю свободную койку в комнате В второго этажа, а он – на первую в комнате С.
Опять у меня второй этаж, но хоть ступеньки лестницы плоские – можно без проблем забраться и спуститься.
Приют был очень симпатичным и жил какой-то особенной жизнью.
В очень симпатичном зеленом дворике был небольшой бассейн, в котором все охлаждали ноги.
Десяток сушилок с бельем придавали ему очень живописный вид.
Расположившись, приняв душ и постирав свои носки и майку, я повесил их на сушилку в садике, добавив свой вклад в живописность.

После этого я решил «пойти в город» и посмотреть, что происходит.
Во-первых, в центральном соборе было венчание какого-то местного другана. Он ошивался около двери в храм и постоянно звонил по мобильному. Невесты нигде не было видно. Приглашенные гости в это время прятались в тени на противоположной стороне улицы.
Я занял свою точку наблюдения, надеясь запечатлеть все тонкости испанского венчания.
Невесты всё не было.
Уже хотелось жрать.
А невесты – не было! К жениху все подходили, говорили какие-то слова.
Я чуть было не рванул тоже (мол: « Дон, позвольте Вас поздравить с этим знаменательным днем… Сами мы не местные… Подай…» нет, это не из этой оперы) , но вспомнил, что меня сюда и не приглашали.
Все смотрели вдоль улицы.
Ага, пришли две девушки в бальных платьях. А за ними едет старинный автомобиль.
Наконец! Привезли невесту и жених вывел ее из машины. Торжественно передал ее отцу (?) и это, наверное, шанс для отца открыто гордиться дочерью.
Так… Все побежали к ним и перекрыли мне все кадры.
Молодые торжественно вошли в собор.
Можно идти дальше.

















Вы сможете сказать, сколько сейчас времени, посмотрев на эти часы?


Сознаюсь, я злостно нарушил режим – на обед я купил кебаб и кока-колы и сел на улице. Местные были в легком возбуждении: кто-то был в странных нарядах, потоки людей шли в определенном направлении.
Оказалось, я выбрал правильное место в правильное время – мимо меня пошла вся праздничная процессия. Первыми, как водится в Испании, идут «Гиганты» - куклы высотой метра четыре. Они хранятся в мэрии города и являются таким же атрибутом шествий, как флаги и гербы.
Потом идут дети – в общем, чинное и, в какой-то мере скучное, шествие, интересное, в основном, только родителям и родственникам детей.

Вместе с детьми шел Жак! Увидев меня за столиком, он подошел ко мне. И он был рад меня видеть.
- Владимир, привет! Ты как устроился? Всё нормально? А я занял предпоследнее место в приютах. Везде переполнено (это я уже знал) и я обзвонил все приюты, пока нашел место.
- Жак, привет! Да, у меня всё нормально – я пришел рано и остановился в муниципальном приюте.
- Везёт!
- Ну ладно, я пошел. У меня на площади встреча назначена.









Кебаб закончился вместе с колой, и я пошел в приют.


Внизу, на рецепшен, сидел расстроенный Шон.
- Что случилось?
- Мои ноги! Мозоли такие большие! Я хочу поехать в больницу. Я им (он кивнул в сторону «добровольцев») показал, а они только говорят, что всё нормально и никакой больницы ни надо.
Я посмотрел на его мозоли. С моей точки зрения мозоли были как мозоли, еще не кровяные, только лимфа.
- Мне кажется, что они правы. Хочешь, я тебе принесу дезинфицирующий крем и пластырь.
- Пластырь у меня есть, только очень маленький.
Я принес ему и то и другое и спросил, не нужна ли ему еда на ужин.
- Нет, - сказал он, - я уже попросил соседей по комнате. Они мне купили.

Я опять пошел в «люди».



Городская площадь была еще пуста, но, судя по форме, команды сидели в кафешках и что-то ждали.
Лишь одна команда, которой было уже весело, окружила уличного музыканта и танцевала с девушками.








И около собора всё еще стоял ретро-автомобиль. Приглашенные на свадьбу начали кучковаться у ворот под башнями. Как всегда на свадьбах, среди приглашенных были очень странные пары.
Вы думаете, они позируют? Нет, они отошли от толпы приглашенных, попялились в угол площади и потом опять вернулись назад.



У многих среди приглашенных в руках были трубки длиной в метр и диаметром сантиметров десять.
Ворота собора открылись и все дали залп лепестками роз из этих труб.
А потом еще пару залпов.





Не прошло и пяти минут как увезли молодых, а на площади стали ставить дополнительные столы.
Меня сюда тоже не пригласят и я пошел обратно в приют.
Ужинать не хотелось, поэтому я купил только мороженое, на том же самом месте, где я сидел в обед с кебабом.

Это был, опять правильный выбор.
Началось шествие взрослых. Как раз тех команд, которые «заправлялись» в кафешках.
Сначала шла команда, а потом оркестр, который играл в меру своих возможностей. Потом следующая команда и тоже с оркестром… С какими-то флагами и лозунгами.И так далее...
Я никак не мог понять, какую мелодию наигрывают оркестры. Потом уловил одну фразу, потом – другую. Все оркестры играли «Интернационал» в быстром плясовом ритме, иногда переходящего в  «семь-сорок». Затем мелодия уходила в местные мелодии и возвращалась обратно.
Команды скандировали кричалки, ворчалки и молчалки. И пили пиво, чтобы быть мужественными.


















Веселье только начиналось – а мне пора было уходить – близилось десять вечера, не хотелось остаться на улице.

Часть членов команд, которые уже не могли так быстро идти, я обнаружил в закоулках между домами, когда возвращался в приют.

В приюте Шона собирали в больницу – он всё-таки решил показаться врачам.

Завтра меня ждет интересный город Нахера (с ударением на первый слог).
Спокойной ночи.

Справки

В принципе, закончить можно практически в любом пункте, который указан как основной.
Но основными пунктами может быть большой город как Памплона, Логроньо, Бургос и т.д., в которых есть аэропорты, железнодорожные вокзалы.
Но, основной пункт может состоять только из двух зданий: монастыря, который используется как приют, и гостиницы. Тогда межгородской автобус заходит в этот городок один раз в день. И не факт, что утром.

Логроньо (Logroño) – город с населением 155 тысяч человек, стоящий на реке Эбро.

До Сантьяго – 613км


Идти дальше

00.jpg

Вернуться на день

Вернуться в начало пути, на вокзал в Памплону.

Tags: logrono, los arcos, route of santiago de compostela, spain, Испания, Логроньо, Лос Аркос, дневник, пешком по Испании
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments