wsn01 (wsn01) wrote,
wsn01
wsn01

Испанский дневник - Camino de Santiago, Roncesvalles – Larrasoaña: 27,2км

Без десяти шесть сработал будильник на мобильном. Но я уже сам был готов вставать – уже с пяти утра в комнате, пытаясь не шуметь, собирался народ.
Я сразу побежал на кухню, чтобы быть в «противофазе» со всеми. Каша, чай, которые я привез из Москвы. Пока я позавтракал, схлынула толпа в туалете. Быстрое прощание со «своими» испанцами и я уже на маршруте.
Не ищите у меня много кадров с маршрута – просто было не до этого – я шел. Фотоаппарат, хотя и был всегда под рукой, доставался только тогда, когда было что-то необычное для меня. Большинство фотографий сделаны либо в начале, либо в конце ежедневного маршрута.
Прощальный взгляд на монастырь.



Первый километр шел по сонным городкам с домиками, которые очень напоминали французские.



Попадались те, кто вышел раньше меня. Шел дождь, но он был не слишком сильным, чтобы причинять слишком уж большие неудобства.








Через полчаса началась тропинка по лесу и я остался один.
Тучи постепенно поднимались. Слышны были колокольчики, которые, в этих местах, вешают коровам на шею; блеяние овец. Птицы. Шмели. Шепот листвы. Один!
Сразу вспомнилось, как лет 30-40 назад я со своими друзьями ходили по Крыму, Кавказу, Западной Украине. Сколько тогда было пешеходных маршрутов по великому, (действительно – великому!) Советскому Союзу. Воспоминания нахлынули, а ноги делали свою работу – я почти летел по тропе.
Коровы, с рельефными мышцами как у бодибилдеров, с достоинством возлежали на лугу и с безразличием смотрели на двуногое существо, бегущего куда-то, когда надо заниматься делом: лежать и жевать.
Хромой бык, который попытался оседлать корову. Потом – ее догнать, а потом – решивший пощипать траву и, хрен с ней, с этой коровой. Эти три движения быка слились в одно и были так понятны.





И тут, среди всей этой идиллии, послышался голос. Он был совершенно некстати здесь, но он вещал громко и уверенно. Я догонял трех испанцев. Один, моего возраста, шел в ботинках типа «Красный Коммунар» выпускавшиеся еще во времена Союза. Его жена шла в шлепанцах (!!!) и, естественно, она постоянно отставала. Более молодой шел впереди и быстро-быстро, как умеют только испанцы и итальянцы, им вещал. Для того, чтобы они не пропустили ни одного его слова, он шел вполоборота и такой способ передвижения не представлял ему неудобства.
Даже издалека и с моим незнанием испанского языка было понятно, что он говорил о политике. У нас, в России, я встречал достаточно много людей, которые абсолютно всё понимали в политике (особенно, после стакана). Они знали абсолютно всё, путая Польшу с Монголией и Австрию с Австралией. У них на всё есть решения. Оказывается, и в Испании такие бывают.
Чем ближе я подходил, тем чаще слышал «Путин», «нефть», «русские» и это меня достало.
Обгоняя их, я спросил молодого по-английски: «Я – из России. В чем проблема?» Он перешел на английский тоже:
-  ваш Путин ужасный человек! Он договорится с Саудовской Аравией и поднимет цены на нефть. Тогда у нас опять будет кризис.
- Слушай, два года назад, когда нефть стоила сто долларов, 95й бензин у вас стоил 90 центов. Так?
- так.
- А сейчас, когда нефть стоит полтинник, бензин стоит 1,2 Евро. Причём тут Путин? Вашему правительству тоже нужны деньги.
- Но Путина надо убрать, - сказал он упрямо, - тогда все проблемы будут решены.
Он не успевал за мной и, к тому же, оторвался от своих слушателей.
Уже за спиной я услышал, как он начал переводить наш разговор своим спутникам.




Через пару минут я опять был один, с природой.
Совершенно необычные мостики через реки, туннели из деревьев.
В жизни можно очень многого достичь. Можно иметь кучу денег, можно быть великим артистом или художником, можно просто доставать языком до носа и гордиться этим. Можно очертить круг: это я, а это – все другие. И презирать всех других.
Окружающему миру, если говорить прямо, наплевать на твои достижения и ты ему совершенно безразличен. Птички поют одинаково и миллионеру и нищему.

Я был в согласии с природой. Просто дышал и просто шел. Без претензий, что человек – царь природы.
Иногда тропа проходила по таким местам, где породы выходили на тропинку перпендикулярно поверхности и ты шел как по острию ножей. Кроссовки держали отменно, несмотря на то, что камни были влажными от дождя.
Иногда попадались деревушки в пару домов.



Зубири (Zubiri), городок, в котором путеводитель советует закончить дневной переход, появился слишком быстро для меня и я решил пройти еще 5,3км до следующего приюта.
Через полтора часа я был около Ларрасоньи (Larrasoaña) и свернул с тропы. Теперь мне предстояло найти себе приют на ночь.

Пустынная улица. За забором кто-то копается в садике:
- «Hola! Где можно найти гостиницу или хостел?» (Слово Albergue – приют, я до сих пор выговариваю с трудом).
- «Можешь пойти направо, можешь – налево. И там и там они есть. Нет, лучше иди направо – там он уютнее».
Пошел направо и, через пару домов увидел аlbergue.
Вот, видите, две открытые двери: одна – рецепшн, вторая – собственно приют.



Рецепшн – громадная комната, отделанная деревом. Посередине – громадный стол, метра три длинной, вдоль стен – стулья. В Голливудских фильмах в таких комнатах обычно находится частная библиотека и в ней работает судья или сам президент. Здесь же, за столом сидела хрупкая женщина с каменным лицом. Она строго посмотрела на меня, достала громадную книгу, внесла в нее мои паспортные данные, поставила в мой паспорт пилигрима вторую печать и, выпорхнув из-за стола, превратилась в обычную, замотанную делами, женщину.
Она повела меня во второе здание приюта, где я, пользуясь правом первого, выбрал себе кровать в самом удобном месте.



Приняв душ, я пошел искать, где бы пообедать. Маленькое кафе, размером с курятник, не внушало доверия и я пошел в супермеркадо. Это супермеркадо оказалось скорее суперсельпо, чем магазин.
В магазинчике, по площади чуть больше кухни, помещалась еще и стойка, где разливали пиво.
В магазине было уже почти всё съедено: часть полок были уже пустыми.
Удалось купить вакуумную упаковку с курицей с рисом, пару апельсинов и пачку крекеров.

На обратном пути, когда я шел в приют с драгоценной добычей, встречная машина вдруг резко затормозила. Из окна машины выглянул испанец, который показывал мне дорогу:
- У тебя всё нормально? Утроился хорошо?
- Да, всё нормально. Спасибо!
И он довольный поехал дальше.

Я в первый раз увидел розовое дерево - в смысле, что обычная (наверное) роза вытянулась высотой на три этажа.





Очень красивые занавески. Страшно подумать, что это могут быть кружева, сшитые вручную.




Дерево - салют.



В приюте у меня уже появился сосед. Это был француз, моего возраста, который шел от Парижа седьмую неделю!!! Его жена шла с ним три недели, а потом решила вернуться домой. Он рассказал, что по Франции тропы, как таковой, нет. Нет там и приютов – слишком мало пилигримов идут так издалека. Но есть список семей, которые принимают людей, предоставляя им жилье. Надо просто им позвонить или списаться по интернету.
Он пошел в душ, а я пошел на кухню, в первый корпус.

Сидя во дворе, я вдруг услышал родной русский акцент английского языка.
- Здесь кто-то есть из России? – спросил я по-русски.
- Ой! Да! Меня зовут Натальей. Я из Томска.
Разговорились и я был приглашен на ужин в семь вечера. Благо до него оставалось совсем чуть-чуть, а жрать вакуумную курицу совсем не хотелось, она так и осталась нераспечатанной, а мне хватило только чашки чая.

В семь вечера все приглашенные (9 человек) сели за стол.
Ваш покорный слуга, слева от меня молодой священник из Пуэрто-Рико, справа – девушка из Дрездена, девушка из Канады, парень из Гамбурга, американец лет тридцати, испанка и итальянка моего возраста. Всех нас объединяла Наташа, которая знала английский, испанский и итальянский (а испанка с итальянкой не знали английского).
Мадре Марта (как ее все называли) из Италии, сварила нам пасту.

Вы знаете, бывают женщины (любой национальности), от которых веет родным домом и уютом. У них в глазах есть что-то, какое-то внутреннее понимание.
У нас в глазах тоже было что-то: так как никто толком не ел целый день, мы все с вожделением смотрели на большую кастрюлю с этой пастой. И пахло томатами и хамоном…  Разлили красного вина.
Мадре Марта торжественно разложила пасту на тарелки и заставила священника прочесть молитву (было похоже, что она просто хотела проверить, а знает ли этот молоденький человек нужную молитву) и… через пару минут тарелки были пустыми.
У мадры Марты нашлась добавка тем, кто хотел и мы начала разговаривать «про жизнь». Мы с Наташей прикинули, что между Москвой и Томском около трех тысяч километров. И пошли вопросы типа: «А у вас везде русский одинаковый или нет?» (Потому что в США есть акцент между восточным и западным побережьем. Я не говорю о Европе, которая поместится со всеми странами на этих трех тысячах километрах). Много спрашивали о той жизни, при Советском Союзе. И тут уже мне пришлось объясняться.

Затем я вызвался помыть посуду, а канадке пошла мне помочь.
Я мыл посуду, а она ее вытирала полотенцем (вы обращали внимание, что для женщин очень часто вытирание посуды есть возможность поговорить ) и мы разговаривали о воспитании детей алкоголиков, наркоманов, даунят (она работала в Канаде в детском доме для таких детей, а моя жена занимается тем же самым в Москве).
Без пятнадцати десять всех разогнали, и мне пришлось вернуться в свой корпус.

Самые последние места в моем корпусе достались «моим» испанцам, которые меня затащили в Ронсесвайес вместо Памплоны! Мы встретились как друзья. Иван уважительно заметил: «Ну ты и рванул…»

Всё, ребята, гасят свет, а мне завтра опять в 5.50 вставать.

Справка
Ларрасонья (Larrasoaña) – городок (население 200 человек), расстояние до Сантьяго - 723,9км.

Давайте разберемся с возможностями, где можно остановиться на ночь.

Вы можете остановиться в albergue (приют), pensión или hotel.
Система приютов (они могут быть муниципальными и частными) предоставляют вам возможность переночевать. Стоимость от 5 до 11 Евро.
В каждом приюте, где я останавливался, были кухни с набором посуды, микроволновкой и газовой или электроплитой. В каждом приюте были стиральные машины или ванны для ручной стирки. Всегда был душ и нормальный туалет. Бесплатный Wi-Fi.
Всегда была комната и/или дворик, где можно было посидеть пообщаться.
Кровати – чаще всего двухэтажные. В комнате может стоять неограниченное количество кроватей.
Белье на кровать вам никто не обещал, поэтому спальный мешок необходимо иметь с собой.
В некоторых приютах белье всё-таки есть.
Всё остальное находится в пределах жадности хозяина приюта. Об этом я еще раскожу.
Покинуть приют вы должны до 8 часов утра.

Pensión предоставит вам комнату на одного-двух человек, с общими удобствами на этаже, за 15-30 Евро за комнату. В пенсионе города Бургоса, где мне пришлось остановиться, кухни, стиральных машин не было.



Ну, гостиницы, я думаю, вы хорошо представляете.

Большинство туристов/паломников предпочитают приюты, потому что есть возможность общаться и дешево. Поэтому, если вы закончили свой маршрут в часа три дня, есть вероятность, что в приюте для вас не найдется места – всё будет занято.

Почти вся информация о городах и все данные о расстояниях, населении, взяты из замечательного путеводителя  Camino de Santiago, St.Jean – Roncesvalles – Santiago, написанного John Brierley и который дает всю необходимую в пути информацию.



Идти дальше




Вернуться в начало пути, на вокзал в Памплону.



PS: Извините за многословность. Впечатлений очень много. Я не мог фотографировать людей, которых я встретил, поэтому я хочу их «записать».
Tags: Larrasoaña, camino de santiago, roncesvalles, route of santiago de compostela, spain, Испания, Ларрасоанья, Путешествия, Ронсесвайес, пешком по Испании
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment